Главная > Научная работа > Научная работа студентов > Научные студенческие конференции > 2,9,16 декабря 2011 - Прерафаэлитское братство в зеркале кинематографа
     

АБИТУРИЕНТАМ

Филология Журналистика PR Информационно-аналитическая деятельность Туризм Магистратура
Филология Журналистика Реклама и PR Информ. аналитика Туризм Магистратура
     

2,9,16 декабря 2011 - Прерафаэлитское братство в зеркале кинематографа

 

ОмГУ им. Ф. М. Достоевского

Филологический факультет 

«Flicker»

2010 г. 

 

Кадр из фильма «Отчаянные романтики»

Кадр из фильма «Отчаянные романтики»

  

Программа

научно-практической конференции

 

«PRB (Pre-Raphaelite Brothers)

в зеркале кинематографа

и неовикторианской литературы XXI века»

  

2, 9 и 16 декабря в 15.30,

ауд. 233

 

в  рамках годичного семинара

«Викторианский и Неовикторианский Текст XIX-XXI вв.»

 

Научный руководитель:

к.ф.н., доцент кафедры русской и зарубежной литературы Барановская Е. П.

  

2 декабря

 

в 15. 30 – просмотр фильма

 

«Странная история мистера Шерлока Холмса и сэра Артура Конан Дойла» /  

«The Strange Case of mr. Sherlock Holmes and Arthur Conan Doyle».

 Великобритания, 2005.

Режиссёр: Сила Уэр

Сценарий: Дэвид Прайри

В ролях: Дуглас Хеншалл, Тим Мак-Иннери, Эмили Блант.

 

Drawings by Sidney Paget (1893)

Drawings by Sidney Paget (1893)

Drawings  by Sidney Paget (1893)

 

9 декабря

 в 15. 30 – семинар

Темы:

 

  1.  Хроменко Яна (5 курс) История любви Д. Г. Россетти и Элизабет Сиддал. Лирика Лиззи: опыт перевода;
  2. Черташ Антонина (4 курс) Творчество У. Х. Ханта (к 100-летию со дня смерти художника);
  3. Степанова Юлия (3 курс) Архетип викторианской девочки (Э. Доусон, Т. де Квинси и Д. Хэррис);
  4. Рыжкова Татьяна (3 курс) «Осенние листья» Д. Э. Миллеса в контексте викторианского «текста Осени»;
  5. Руденко Анастасия (2 курс) Экфрасис в романе А. Байетт «Обладать»;
  6. Клещенко Александра (4 курс) «Свободный художник» Ричард Дадд; 
  7. Дрёмина Ирина (4 курс) Чарлз Дойл – рисовальщик;
  8. Барановская Е. П. Обзор новейшей неовикторианской литературы (А. Байетт, О. Ниффенеггер, Ж. Пикарди и др.);

 

У. Х. Хант за работой. Кадр из фильма «Отчаянные романтики» 

У. Х. Хант за работой. Кадр из фильма «Отчаянные романтики»

 

16 декабря

В 15.30, в словарном кабинете: 

 

  • Чтение и обсуждение поэзии Д. Г. Россетти, У. Морриса и Э. Сиддал.
  • Просмотр фильма «Отчаянные романтики» / «Desperate Romantics»  (Великобритания, 2009). Режиссёр: Пол Гэй; Сценарий: Питер Боукер.  

 

Антония С. Байетт  Джейн Моррис

Антония С. Байетт                                          Джейн Моррис

Литература: 

  1. Байетт А. С. Ангелы и насекомые. – М.: Эксмо; СПб.: Домино, 2010;
  2. Ниффенеггер О. Соразмерный образ мой. – М.: Эксмо, 2010;
  3. Морган Д. Тень скорби. – Харьков; Белгород, 2010;
  4. Пикарди Ж. Дафна. – СПб.: Азбука-классика, 2009;
  5. Хэррис Д. Спи, бледная сестра. – М.: Эксмо, 2006.

Доп.:

Д. Г. Россетти. Дом Жизни. Поэзия. Письма. – СПб.: Азбука-классика, 2005;

 

Приложение

 

 Кадр из фильма «Отчаянные романтики»

Кадр из фильма «Отчаянные романтики»

Д. Э. Миллес. Набросок к «Офелии» 

Д. Э. Миллес. Набросок к «Офелии»

 

Стихи Элизабет Сиддал

 

Подстрочный перевод выполнен Яной Хроменко

 

Dead Love

 

Oh never weep for love that’s dead

Since love is seldom true

But changes his fashion from blue to red,

From brightest red to blue,

And love was born to an early death

And is so seldom true.

 

Then harbour no smile on your bonny face

To win the deepest sigh.

The fairest words on truest lips

Pass on and surely die,

And you will stand alone, my dear,

When wintry winds draw nigh.

 

Sweet, never weep for what cannot be,

For this God has not given.

If the merest dream of love were true

Then, sweet, we should be in heaven,

And this is only earth, my dear,

Where true love is not given.

 

Э. Сиддал. Автопортрет  Д. Г. Россетти. Портрет Э. Сиддал

                         Э. Сиддал. Автопортрет                                 Д. Г. Россетти. Портрет Э. Сиддал

 

The Lust of the Eyes

 

I care not for my Lady’s soul

Though I worship before her smile;

I care not where be my Lady’s goal

When her beauty shall lose its wile.

 

Low sit I down at my Lady’s feet

Gazing through her wild eyes

Smiling to think how my love will fleet

When their starlike beauty dies.

 

I care not if my Lady pray

To our Father which is in Heaven

But for joy my heart’s quick pulses play

For to me her love is given.

 

Then who shall close my Lady’s eyes

And who shall fold her hands?

Will any hearken if she cries

Up to the unknown lands?

 

 

Worn Out

 

Thy strong arms are around me, love

My head is on thy breast;

Low words of comfort come from thee

Yet my soul knows no rest.

 

For I am but a startled thing

Nor can I ever be

Aught save a bird whose broken wing

Must fly away from thee.

 

I cannot give to thee the love

I gave so long ago,

The love that turned and struck me down

Amid the blinding snow.

 

I can but give a failing heart

And weary eyes of pain,

A faded mouth that cannot smile

And may not laugh again.

 

Yet keep thine arms around me, love,

Until I fall to sleep;

Then leave me, saying no goodbye

Lest I might wake, and weep.

 

Рисунок Д.Г. Россетти   Рисунок Д.Г. Россетти

 Рисунки  Д.Г. Россетти 

 

A Year and a Day

 

Slow days have passed that make a year,

Slow hours that make a day,

Since I could take my first dear love

And kiss him the old way;

Yet the green leaves touch me on the cheek,

Dear Christ, this month of May.

 

I lie among the tall green grass

That bends above my head

And covers up my wasted face

And folds me in its bed

Tenderly and lovingly

Like grass above the dead.

 

Dim phantoms of an unknown ill

Float through my tired brain;

The unformed visions of my life

Pass by in ghostly train;

Some pause to touch me on the cheek,

Some scatter tears like rain.

 

A shadow falls along the grass

And lingers at my feet;

A new face lies between my hands --

Dear Christ, if I could weep

Tears to shut out the summer leaves

When this new face I greet.

 

Still it is but the memory

Of something I have seen

In the dreamy summer weather

When the green leaves came between:

The shadow of my dear love’s face --

So far and strange it seems.

 

The river ever running down

Between its grassy bed,

The voices of a thousand birds

That clang above my head,

Shall bring to me a sadder dream

When this sad dream is dead.

 

A silence falls upon my heart

And hushes all its pain.

I stretch my hands in the long grass

And fall to sleep again,

There to lie empty of all love

Like beaten corn of grain.

 

Мёртвая любовь

 

О, не оплакивай умершую любовь,

Любовь редко бывает настоящей,

Лишь меняет свой цвет из синего в красный,

Из самого яркого красного – в синий,

А рождена любовь для ранней смерти

И так редко бывает настоящей.

 

Тогда не таи улыбки на своём красивом лице,

Чтобы добиться глубочайшего вздоха.

Справедливейшие слова на самых правдивых губах

Отзвучат и затем умрут,

И ты останешься один, мой дорогой,

Когда приспеют зимние ветра.

 

Милый, никогда не оплакивай того, чего не может быть,

Чего не дал Господь.

Будь истинной хотя бы мечта о любви,

Тогда, мой милый, мы должны быть на небесах,

А здесь всего лишь земля, мой дорогой,

Где настоящей любви не дано.

 

 Рисунок Д.Г. Россетти   Рисунок Д.Г. Россетти

Рисунки Д. Г. Россетти

 

Вожделение очей

 

Меня не заботит душа моей леди,

Хотя я преклоняюсь пред её улыбкой;

Меня не заботит, куда направит свою цель моя леди,

Когда её красота расстанется со своими уловками.

 

Склоняюсь низко я к ногам моей леди,

Вглядываясь в её испуганные глаза,

Улыбаясь при мысли, как быстротечна будет моя любовь,

Когда её звёздная красота умрёт.

 

Меня не заботит, если моя леди молится

Нашему Отцу на небесах,

Но радостно играет быстрый пульс моего сердца,

Ибо мне дарована её любовь.

 

Кто закроет потом глаза моей леди,

Кто сложит её руки?

Услышит ли кто-нибудь, если она закричит

Из неведомых земель?

 

Изнеможение

 

Твои сильные руки обвились вокруг меня, любимый,

Моя голова на твоей груди;

Тихие слова утешения исходят от тебя,

Но душа моя не знает покоя.

 

Ибо я лишь робкое создание,

И мне вовек не быть никем,

Кроме как птицей со сломанным крылом,

Что должна от тебя улететь.

 

Я не могу отдать тебе любовь,

Я отдала её уже так давно,

Любовь, что отвернулась и меня сразила

Средь ослепительных снегов.

 

Я могу дать лишь слабеющее сердце

И глаза, измученные болью,

Увядшие уста, что не в силах улыбаться

И не засмеются вновь.

 

Но всё же обнимай меня, любимый,

Пока я не усну;

Затем покинь меня и не прощайся,

Чтобы я не могла проснуться, и заплачь.

 

Год и День

 

Неторопливо дни прошли, что составляют год,

Неторопливые часы, что составляют день,

С тех пор, как я смогла обнять свою первую милую любовь

И поцеловать её, как прежде;

Но зелёные листья задевают мою щёку,

Милый Христос, это месяц май.

 

Я лежу среди высокой зелёной травы,

Что сгибается над моей головой

И покрывает моё измученное лицо

И укладывает меня в свою постель,

Так нежно и любовно,

Как трава склоняется над мёртвыми.

 

Смутные призраки неведомой беды

Проносятся сквозь мой усталый ум;

Бесформенные видения моей жизни

Проходят мимо призрачным караваном;

Одни останавливаются, чтобы коснуться моей щеки,

Другие разбрасывают слёзы, словно дождь.

 

Тень падает вдоль травы

И медлит у моих ног;

Между моими руками новый лик –

Милый Христос, если бы я могла плакать,

Чтобы закрыть слезами летние листья,

Когда я приветствую этот новый лик.

 

Но это всего лишь память

О том, что я видела когда-то

Чудесным летним днём,

Когда между нами встали зелёные листья:

Тень от лица моей дорогой любви –

Таким странным и далёким кажется всё это.

 

Вечно текущий поток

Посреди его травяной постели,

Голоса тысячи птиц,

Что звенят над моей головой,

Принесут мне сон ещё печальней,

Когда этот печальный сон умрёт.

 

Тишина ложится на моё сердце

И успокаивает его боль.

Я простираю руки в высокой траве

И вновь засыпаю,

Чтобы лечь здесь, опустошённой от всей любви,

Как разбитое зерно.