Главная > Новости > 2017 > 110 лет со дня рождения Варлама Шаламова

110 лет со дня рождения Варлама Шаламова  (18.06.17)

18 июня исполняется 110 лет со дня рождения известного русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова.

Варлам Тихонович Шаламов родился в 1907 году в Вологде в семье потомственного священника. Его отец провел 11 лет на Алеутских островах как православный миссионер, был человеком европейски образованным, имеющим независимый взгляд на многие вещи. Среднее образование Варлам Шаламов получил в Вологодской гимназии имени Александра Благословенного. Сыну священника было сложно получить дальнейшее образование. «Отцу мстили все – за все. За грамотность, за интеллигентность. Все исторические страсти русского народа хлестали через порог нашего дома. Впрочем, из дома нас выкинули, выбросили с минимум вещей. В нашу квартиру вселили городского прокурора».

В 17 лет Варлам Тихонович покинул Вологду и устроился работать дубильщиком на кожевенном заводе в Сетуне. Спустя два года поступил по направлению от завода в Московский текстильный институт. Параллельно поступил по свободному выбору на факультет советского права в МГУ. При зачислении в графе «социальное происхождение» указал, что отец — инвалид, скрыв, что он священник. Через два года обман раскрылся, и Шаламова отчислили из университета.

В 1927 году Варлам Шаламов активно принимал участие в демонстрации, проходившей под лозунгами «Долой Сталина» и «Выполним завещание Ленина». В 1929 году он был арестован в первый раз и заключен в Бутырскую тюрьму. Арестовали его при облаве в подпольной типографии при печатании листовок под названием «Завещание Ленина». За это как «социально опасный элемент» он был приговорен к трем годам заключения.

После ареста Варлам Тихонович вернулся в Москву и начал работать в профсоюзных журналах «За ударничество» и «За овладение техникой». Его рассказ «Три смерти доктора Аустино» был напечатан в журнале «Октябрь» в 1936 году. Но уже в январе 1937 года Шаламов получил новый срок за контрреволюционную троцкистскую деятельность. Особым совещанием он был осужден на 5 лет с заключением в лагере с использованием на тяжелых работах. Его ждали Колыма, Магадан, вечный холод, голод, ежедневные побои и болезни. По воспоминаниям Варлама Шаламова: «Могли убить из-за сломанной спички, могли из-за целой, могли просто из любопытства или для развлечения. Могли не просто убить, а соригинальничать — например, перепилить живому человеку шею двуручной пилой».

В лагерях любили «романистов», это когда один из местных королей желал приобщиться к прекрасному. В связи с этим искали людей грамотных, способных по вечерам рассказывать произведения близкие к тексту с полной отдачей выражения и чувств, получавшие за рассказы очередную пайку. Желающих было много. Но Варлам Тихонович не входил в их число. В матерчатой шапке, в веревочной обуви, в завшивленном зэковском мотлохе, он долбил вечную мерзлоту при температуре -50°С, покрытый цинготными пятнами и незаживающими язвами, перебитыми костьми ложился на золотых приисках, с трудом переставляя обмороженные ноги в галошах, куда крови с гноем натекало столько, что в них чавкало, словно в болоте, но обслуживать паханов «Королевой Марго» считал для себя концом и последним унижением.

Как отмечали многие современники, Шаламов после освобождения так и остался угрюмым неприветливым зэком, не снимавшим меховой ушанки даже в июльской Москве. Кстати, Шаламов не любил и не употреблял слово «зэк», а уж «зэки» просто на дух не выносил. Говорил, что «зэков» в русскую литературу ввел «Солженицын, не знавший лагерей». Те, кто знали, использовали либо «зэка», либо синонимы.

В мае 1943 года Варлама Тихоновича вновь арестовали по доносу солагерников за «антисоветские высказывания» и за похвалу в адрес И.А. Бунина. В этом же году на суде в поселке Ягодном он был осужден за антисоветскую агитацию на 10 лет лагерей.

Варлам Тихонович как-то заметил: «Если бы Достоевский попал на Колыму, его постигла бы немота». 13 октября 1951 года был днем окончания срока заключения. В последующие два года Шаламов работал фельдшером в поселках Якутии, чтобы заработать денег для отъезда с Колымы. Он также продолжал писать стихи и отправлял их через знакомого врача к Б.Л. Пастернаку. Так завязалась переписка двух поэтов.

С 1957 года Шаламов работал внештатным корреспондентом в журнале «Москва». Первые стихи из «Колымских тетрадей» публиковал в журнале «Знамя». По воспоминаниям писателя: «У меня изменилось представление о жизни как о благе, о счастье. Колыма научила меня совсем другому. Сначала нужно возвратить пощечины и только во вторую очередь – подаяния. Помнить зло раньше добра. Помнить все хорошее – сто лет, а все плохое – двести».

В 1961 году Шаламов издал первую книгу стихов «Огниво», продолжал работать над «Колымскими рассказами» и «Очерками преступного мира». Он не занимался описанием ужасов. Для него это вообще не было ужасом. Эта была обыденная многолетняя жизнь, которую он наблюдал, словно исследователь в лаборатории.

В 1972 году Варлам Тихонович узнал о публикации своих «Колымских рассказов» в заграничном издательстве «Посев». Он написал письмо в «Литературную газету» с протестом против самовольных незаконных изданий, нарушающих авторскую волю и право. Многие коллеги - литераторы восприняли это письмо как отказ от «Колымских рассказов» и порвали отношения с Шаламовым. В 1978 году в Лондоне в издательстве «Overseas Publications» вышла книга «Колымские рассказы» на русском языке. Издание было осуществлено также не по воли автора.

К концу 70-х годов здоровье Шаламова резко ухудшилось. Он начал терять слух и зрение, участились приступы болезни Меньера с потерей координации движения.

14 января 1982 года по заключению медкомиссии Шаламова перевели в пансионат для психохроников. Санитары, перевозившие Шаламова из дома престарелых в интернат, прикрутили его, одетого лишь в больничную пижаму, к носилкам и в ледяном кузове доставили на окраину Москвы. Там его сгрузили в нетопленом коридоре, поскольку все палаты были заняты, и в ожидании врача 74-летний человек, переживший за год до этого инсульт, пролежал прикрученным к носилкам почти сутки.

Виктор Тихонович Шаламов умер 17 января 1982 года в палате на восемь человек, так и не получив за три дня никакой медицинской помощи. Врач указал причиной смерти двустороннюю крупозную пневмонию.

Его отпевали в Никольской церкви — в самом центре Москвы. Литургия закончилась, а гроб с телом все никак не привозили. Власти почему-то считали Шаламова опасным покойником и пытались предотвратить незапланированные акции. Трудно сказать, чего они боялись. Смерть писателя прошла практически никем не замеченной.

И на сегодняшний день Шаламов по-прежнему официально не занесен в реестр классиков, никогда не попадал в рейтинг популярных авторов, не включен в курс школьной обязательной программы. О нем вроде и не забыли, но вспоминают по исключительным поводам и круглым годовщинам.

Алена Ядне
Пресс-служба факультета филологии и медиакоммуникаций

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.