Главная > О факультете > Филфак в лицах > Наши выпускники > Филология > Унгвари Екатерина
     

АБИТУРИЕНТАМ

Филология Журналистика PR Информационно-аналитическая деятельность Туризм Магистратура
Филология Журналистика Реклама и PR Информ. аналитика Туризм Магистратура
     

Унгвари Екатерина

 

певица

выпускница филфака 2003 г.  

 

 

 

 

 

...................................................................................

 

 

...................................................................................

 

Екатерина Унгвари об…

Маленькая женщина, которая не испугалась большой сцены,

делится своим взглядом на самые разные вещи.

 

… об учёбе на филфаке

 Филфак помогает развить глубину в человеке, если она и была ещё, эта природная глубина. Когда вы всматриваетесь с текст и в него вдумываетесь.

 Я никогда не жалела, что поступила туда. Я так хорошо училась, была отличницей. Это так легко давалось, наверное, легче всех на курсе.

Самые главные для меня дисциплины были современный русский и история языка, наверное, потому, что я очень-очень люблю русский язык.

Просто замечательно было, что мы учили стихи. Это так развивает память. Я, получается, сейчас столько текстов учу на иностранных языках.

Теперь учёба на филфаке мне помогает, на самом деле.

 

... о языках

Я училась в обычной группе и занималась испанским, а английский был в школе. Мне нужен был язык, решила подтягивать английский. За полгода  я его хорошо вспомнила и повторила.

Это всё мне пригодилось, и испанский, и английский. Я пою на испанском языке и на португальском, они близки, очень похожая фонетика и грамматика.

Русский язык тоже необходим, тем более, если человек сам ведёт концерты. Здесь и умение говорить, анализировать тексты, что-то рассказать о песне.

 

… о пении

Пою на концертах, на репетициях, бывает, что дома хочется петь. Но сейчас вот конец года, конец сезона, чувствуется общая усталость.

Лето, хочется просто отдыхать, ездить на дачу и ничего не делать. Это как у студентов, хочется скорее закончить сессию и ничего не делать, отдыхать, загорать, уехать куда-нибудь.

А так, конечно, я не устаю, потому, что делаю любимое дело. Это же не работа с 9 до 6, которая, на мой взгляд, что-то ужасное. Тебя загоняют во временные рамки, ты уже всё сделал, но не можешь уйти. А здесь получается, что приходишь и делаешь что-то очень конкретное, не сидишь на месте и не маешься от безделья и от бесполезности.

Меня очень часто спрашивают: «Вы преподаёте вокал? Мы к вам с удовольствием походим». Но я не преподаю потому, чтоу меня пение от природы. Такому невозможно научить, если тебя не учили, не знаешь методов.

Поэтому вся моя профессиональная деятельность построена вокруг моих концертов.

 

… о смене работы

Я не ушла со старой работы в неизвестность, это была известность. Уже были большие, финансово успешные концерты.  Я сначала должны была проверить, буду ли элементарно зарабатывать, смогу ли я жить на эти деньги. Если честно, сейчас мои заработки покрывают зарплату в министерстве. В несколько раз.

Именно из-за того, что я филолог и из-за знания языков меня пригласили работать. Приглашали в филармонию что-то попереводить, помочь с иностранцами. А затем пригласили в областное правительство. И я туда пошла работать, поначалу мне нравилось, конечно, такое общение иностранцами, с дипломатами. То есть люди были непростые: дипломаты, послы, консулы, представители международного бизнеса. Но потом как-то всё надоело.

А сцена была всё время, сначала небольшие концерты. Они шли параллельно всему этому.

Да, я была резидентом творческого клуба «Меццефорте». С него, как мне кажется, началась какая-то джазовая жизнь в Омске.

Всё это одновременно происходило. Когда я ушла с работы, уже была база. Была подстраховочная сумма денег, которую я заработала сама. Очень приличная, такая, что можно было ничего не делать в течение полугода, просто ничего не делать, сидеть дома.

 

… об альтернативах

То, что у меня есть – это творческая самореализация, такое творческое и профессиональное счастье. Оно уже с детства. Если бы не делала то, что делаю, наверное, занималась бы домом. Люблю филологию, именно лингвистику. Скорее всего, я бы преподавала русский язык, именно русский. Но я не вижу себя ни в чём другом, то есть я не хочу заниматься ничем другим, работать в другом месте.

 

… о встречах со зрителями

Сейчас у меня по минимуму забот с билетами. Раньше мне очень нравилось вот так назначать где-то встречи с людьми. Потому, что они приходят и видят: вот певица, которая перед ними стояла на сцене. А тут она пришла в шлёпках. Тут же муж, дети скачут.

Сейчас я понимаю, что у меня иногда просто не хватает времени на это.

 

… о личностном росте

Куда расти? Только вглубь. Пробовать новые стили, «пробовать», как на вкус. Петь. Сначала я пела джаз, даже какую-то популярную англоязычную музыку. Потом я начала искать какие-то бразильские штуки. То есть это и bossanova, и популярная бразильская музыка, и даже бразильский рок. Получился целый огромный пласт музыкальной культуры. Потом в репертуаре появилась латина – Мексика, Панама, Куба. Очень люблю кубинскую музыку.

Расти − искать, нырять в новые песни, находить новые смыслы, докапываться до автора. Это такой филологический подход, когда ты идёшь до автора. Но меня есть и другая сторона – зрители и музыканты. Здесь глобально, как будто ты в шаре находишься: перед тобой зрители, за спиной музыканты. Ты не над ними, не выше и не лучше них, просто в данный момент аккумулируешь всё в себе. И ещё добавляется вертикаль к автору, к песне, к тексту, к её истории. Это всеобъемлющий подход.

 

… об ощущении жизни

Я могу с полной уверенностью сказать, что живу полной жизнью. Она какая-то очень наполненная, в ней есть любовь, мужчина, есть дети, с которыми у нас прекрасные, очень доверительные и чуткие отношения. Я вижу – вот результат моего труда, того, как я работала над собой, как я работала над воспитанием. Воспитывала так, чтобы именно «питать», не мешать, а помогать проявить свои таланты.

Есть любимое дело, есть дом. Есть мечты: я хочу не квартиру, а дом на земле.

Поэтому я не учусь, уже пора отучиться.

Иногда сравниваю себя с Пушкиным, у  которого не было периода ученичества. Никто не учил его  тому, что он делал, вот этой поэзии. Так же я сама, меня никто не учил, периода ученичества не было. Лучше всего, когда твой талант сам растёт и растёт.

 

… о чтении

Когда я хотела поступать на филфак, одна девочка, которая была у нас практиканткой, спросила, куда я решила пойти. Я ответила: «На филфак». Она начала отговаривать, спрашивать, зачем я туда поступаю. Я ответила, что очень люблю читать, на что она сказала: «Тебя там разучат любить читать».

Тогда я подумала: «Странно, как можно разучить любить то, что по-настоящему любишь?»

Я сидела в летние каникулы и читала Достоевского, которого нам не задавали. В летние каникулы тринадцатилетняя девочка читает «Братьев Карамазовых» потому, что очень-очень хочется.

И когда я поступила на филфак, мне всё очень нравилось, я  хорошо училась и читала. И после сессии читала и радовалась: «Боже мой, как хорошо, что не надо читать вот так, галопом». Мне нравилось спокойно взять Сервантеса или Пушкина и просто в удовольствие медленно читать.

Я и сейчас читаю. Единственное, на филфаке укрепился вкус к хорошим книгам, которых невероятно мало. Поэтому я каждый год беру и перечитываю моего любимого Пелевина или Довлатова, или кого-то ещё. Сейчас читаю Шукшина.

У меня электронная книга, потому, что книги такие дорогие. Невероятно дорого всё. И вот я читаю, мне очень нравится. Всё так легко. Тем более в поездках сильно не наберёшься «аналоговых» книг.

 

…  о воспитании детей

Получается, что Андрюшу (старшего) какими-то методами приходится заставлять читать. У него другая субкультура, компьютер, эти вот приставки, игры, комиксы, что-то такое.

Но у нас всё очень строго: компьютер – полчаса в день, телевизора нет, мультики тоже полчаса в день перед сном. Вот всё. Поэтому чем ребёнку заняться? Порисовал, поиграл полчаса… всё, берёт книжку и сидит читает. Конечно, здесь приходится создавать условия для того, чтобы они читали. Это не так естественно, как было в нашем детстве, когда мы просто очень хотели читать, брали и читали.

Самое страшное – это дети поколения моих детей. Их родители работают с девяти до шести. Моя мама – врач, мне повезло. Она работала половину дня, с восьми до часу, а потом была дома. Когда мама дома, у ребёнка совсем другое ощущение: «Всё нормально. Мама дома. Всё хорошо. Я не один». И ребёнок под присмотром, где-то и заставишь почитать, где-то порисовать.

Я смотрю на детей, которые учатся с мои сыном: они «зависают» в компьютере, они не читают.

 

… о призвании

Бывает такое, и очень часто бывает, что люди работают не по образованию (филологи могут работать вообще где угодно). У нас есть очень хороший звукорежиссёр. Он окончил физфак, но он не работает физиком, а работает со звуком, с музыкой. Видимо, у человека всё равно вылезет то, что он любит. Но образование нужно.

 

Обо всём на свете Екатерину Унгвари спрашивали:

студентки филфака Елена Коваленко, Александра Кирьякова.

 

Страница Екатерины Унгвари ВКонтакте: http://vk.com/ungvari

Здесь вы можете узнать о датах ближайших концертов,

заказать билеты, послушать аудиозаписи выступлений.