Главная > Внеучебная работа > Студенческие поездки > Музеи Москвы глазами филолога
     

АБИТУРИЕНТАМ

Филология Журналистика PR Информационно-аналитическая деятельность Туризм Магистратура
Филология Журналистика Реклама и PR Информ. аналитика Туризм Магистратура
     

Музеи Москвы глазами филолога

Музеи Москвы глазами филолога

В знойные июльские дни, после трудной сессии, первокурсники факультета филологии и медиакоммуникаций отправились на практику в Москву, в Государственный Объединенный Литературный музей.  Дорога долгая, в поезде душно и тесно, житье в хостеле не самое комфортное… Но сколько впечатлений, сколько нового и радостного узнали и прочувствовали мы и на улицах Москвы, и в особенности в ее литературных музеях! Практика наша - ознакомительная и короткая. Но за пять отведенных дней мы побывали в 7 музеях, прослушали 8 лекций- экскурсий, чрезвычайно содержательных и эмоциональных. С нами работали лучшие экскурсоводы Объединенного Литературного музея, экскурсия каждого из них была настоящим мастер-классом. Нашим московским куратором, очень требовательным и благожелательным одновременно, была Г.В. Великовская , проводившая со студентами интересные и познавательные занятия. Ей мы особенно благодарны за ее работу с нами, да и сама программа практики, разнообразная и насыщенная, составлена ею. И, конечно, особенно мы благодарны Г.В. Великовской за организацию  поездок в подмосковные музеи - Переделкино и Дунино. Незабываемые впечатления! 

Но самой возможностью такой замечательной практики   мы обязаны ее непосредственному организатору А.В. Ляпиной и, конечно же,  декану   нашего факультета О.С. Иссерс. Спасибо!   

                                                                                                                        

И.П. Подгорная  

Итак, вот наш короткий отчет…

 

День первый.

Так все понятно и знакомо,

Ко всем изгибам глаз привык;

Да, не ошибся я, я - дома:

Цветы обоев, цепи книг...

В.Я.Брюсов «У себя», 1901г.

 

 

Дом В.Я.Брюсова стал первым в числе музеев, в которых нам удалось побывать. Это было как «с корабля на бал» - мы посетили его в день нашего приезда.

Внешний вид и интерьер дома выдержаны в стиле модерн. Несмотря на все испытания, которые этому зданию пришлось пережить, он остается одним из главных культурных центров Серебряного века в Москве и одним из самых посещаемых филиалов Государственного Литературного музея. Дом дважды подвергался пожарам и был определен под снос. Но в 1987 году здание передали Государственному Литературному музею для реставрации и организации экспозиции. Экспозиция была открыта в 1999 году.

На первом этаже расположен сам кабинет поэта. Он восстановлен по фотографиям и воспоминаниям современников Валерия Яковлевича. В нем находятся книги из уникальной брюсовской библиотеки, которые стоят на полках в порядке, установленном еще самим В.Я.Брюсовым; картины художников, подаренные Брюсову друзьями. Обстановка кабинета мрачная: тяжелая массивная мебель, преобладающие темные тона, приглушенный свет. Экскурсовод сказала нам, что, по словам охранников и хранителей, по ночам из этого кабинета раздаются шаги, но увидеть им так никого и не удалось.

 

 

 

Поднявшись по крутой лестнице на второй этаж, мы очутились в мире эстетики и искусства конца 19-го – начала 20-го веков. В экспозиции представлены книги, рукописи, предметы интерьера и личные вещи, афиши, а также портреты и скульптуры, шаржи и фотографии наиболее знаменитых поэтов и писателей того времени.

 

 

Благодаря дому В.Я.Брюсова мы поближе познакомились с нашими акмеистами, символистами, представителями авангардных течений, прочувствовали обстановку того времени. 


Анна Яковлева

                                                                                                                     

         День второй

Во второй день нашего путешествия мы посетили главный корпус Государственного литературного музея, где нам провели экскурсию под названием «Немое красноречие вещей». Предметы, с которыми мы взаимодействуем в течение своей жизни, способны рассказать о нас больше, чем слова. Согретые теплом повседневного общения со своими хозяевами, они обретают особую значимость, становятся почти живыми. А если речь идет о предмете, который долгие годы cлужил известному писателю? Такая вещь превращается в материализованное воспоминание, она связывает прошлое и настоящее и создает иллюзию встречи с его прежним владельцем. Все предметы, представленные на этой выставке, принадлежавшие великим писателям и поэтам, несут сквозь века живую память о них и помогают глубже понять и прочувствовать мир их творений.

 «Немое красноречие вещей...» - первая выставка, на которой уникальное собрание писательских меморий представлено столь полно. Среди ее самых ярких экспонатов – портфель Г.Р. Державина и книга его Сочинений 1798 года издания с авторской правкой; шкатулка К.Н. Батюшкова и его рисунки; лист из лицейского альбома А.С. Пушкина и книги с владельческими надписями Н.Н. Пушкиной; удивительные вещи, принадлежавшие семье П.А. Вяземского; перстень Д.В. Веневитинова, подаренный ему княгиней З.А. Волконской; книги, принадлежавшие М.Ю. Лермонтову и его живописные работы; две печатки, чарочка и ермолка Н.В. Гоголя; зажим для бумаг в виде колокола и печатка с бюстом Ф. Шиллера из личных вещей А.И. Герцена; письменный дорожный прибор Н.П. Огарева; трость И.С. Тургенева; стол А.Н. Островского; часы М. В. Салтыкова-Щедрина, подаренные ему Н.А. Некрасовым; семейные фотографии, сделанные С.А. Толстой, и коробка для их хранения с надписью «Ясная поляна»; большие мемориальные комплексы Ф.М. Достоевского и А.П. Чехова; ручка, трубка и шляпа И.А. Бунина; портреты предков А.А. Блока; фрак В.Я. Брюсова; рисунки Л.Н. Андреева, А. Белого, А.М. Ремизова, М.А. Волошина; кольца, бусы и браслеты М.И. Цветаевой; пишущая машинка, на которой перепечатывались главы романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго»; письменные принадлежности С.А. Есенина, М. Горького, В.В. Маяковского, А.Н. Толстого и множество других уникальных вещей.

                                                                                 

Майра Исенова

 

День третий

Это была самая замечательная наша поездка. 11.07 мы выехали от Киевского вокзала в пос. Переделкино. Что (казалось) может быть чудеснее подмосковного чистого воздуха, даль от городской суеты...но, оказывается,  может. Это чудо и есть Дом-музей Корнея Чуковского.  Дом живой, радостный, приветливый. Сразу встречает огромное дерево с ботинками (то самое из его известной сказки). И ты сразу понимаешь, что дальше ждет еще больше сюрпризов. Так и произошло…  

Перед входом в дом, в саду стоит прекрасный жасмин. Как выяснилось, именно под ним любила сидеть А.Ахматова, которая приходила к дочери Чуковского – Лидии Корнеевне. Коротко о доме сказать, конечно, не получится. Он замечательный! Но я отмечу самые яркие черты.

Интерьер дома сохранен таким, каким он был в последние годы жизни писателя. Множество интереснейших фотографий, которые рассказывают нам о связях поэта с огромным числом выдающихся людей (В.Маяковским, И.Репиным, А.Блоком и др.), картин, графики, живописи и огромное  собрание книг (6000 экземпляров).  Сказки писателя, переведенные на множество языков…

Одновременно дом наполнен чудесами, которые сошли со страниц  его детских книжек. В гостиной можно увидеть кувшин, ставший моделью для художника, оформлявшего первое издание "Мойдодыра", и черный дисковый телефон, по которому Чуковскому "звонил слон". В кабинете - макет того самого чудо-дерева (из сада), сделанный благодарными читателями – школьниками. Сохранилась чудо- игрушка «козлик», множество крокодилов(от больших до маленьких), оксфордские грамоты и мантия и много всего интересного!

 

 

Для Чуковского самые главные гости его дома были и остаются детишки! Как было интересно слушать такой трогательный рассказ о его дочке Мурочке, которая умерла в 11 лет. Уже совсем-совсем по-другому начинаешь относиться к автору, узнав живые подробности его судьбы. И понимаешь, как он сильно любил ребятишек. Он собирал детей со всего Переделкина - читал им свои произведения, играл с ними, вел разговоры. На территории музея сохранена костровая площадка, и традиционно осенью и весной здесь проходят "Костры", как это было и во времена писателя. Как бы хотелось когда-нибудь попасть на такой «костер».

 

 

В заключение хочется отметить потрясающий рассказ и всю работу нашего экскурсовода Владимира Эдуардовича Спектора. Это удивительный человек с чувством юмора и такой же любовью к детям, как у К.И Чуковского. Большое ему спасибо. В музей хочется прийти еще минимум раз сто и слушать, слушать, слушать…

 

 

Это была удивительная встреча, плюс ко всему мы смогли приобрести издания только вышедших книг:  легендарной «От двух до пяти» и воспоминания о Корнее Ивановиче, написанные его дочерью -  Лидией Чуковской  («Памяти детства»).

 

 

Вот в таком отличном настроении и хорошей компании мы провели этот день.                                                          

Алена Конюхова

 

 

Выйдя из электрички, мы как будто оказались в другом мире: нас окружили высокие сосны, от которых веяло спокойствием и прохладой; воздух был необычайно чистым и свежим. Писательский посёлок, спрятавшийся от городской суеты в сердце соснового бора, подарил вдохновение многим поистине великим людям; казалось, что их мысли, творческие настроения наполнили каждый сантиметр пространства и теперь каждому, кто входит в него, дарят частичку нескончаемой энергии творчества и любви к истинному искусству.

На дачу в Переделкино Пастернак переехал в 1936 году и жил там до самой смерти (1960 г.). Вдохновение не покидало его, и весь этот дом стал частью его поэзии.

Когда мы через маленькую прихожую вошли в гостиную и экскурсовод, женщина невероятно артистичная, начала свой рассказ, показалось, что дом ожил. Слова экскурсовода освещали каждый его уголок: на столе – скатерть, вышитая вручную, на стенах – памятные фото, утончённые картины и динамичные наброски – работы отца Пастернака, который был художником. Особенно мне запомнилась история одного незаконченного наброска, изображающего лошадь. Оказалось, что юный поэт катался на этой лошади, пока отец рисовал; но вдруг она понесла и сбросила с себя мальчика. Отец  больше никогда не возвращался к этому рисунку.

 Пастернак получил тяжёлую травму бедра, из-за которой прихрамывал всю жизнь. Но это печальное событие сыграло  свою положительную роль: поэта освободили от воинской повинности. Кто знает, как сложилась бы его судьба, если бы этой травмы не было?.. Сам поэт рассматривал её как толчок для пробуждения его творческих способностей.

…В этой гостиной им было написано одно из моих самых любимых стихотворений:

Снег идет, снег идет. 
К белым звездочкам в буране 
Тянутся цветы герани 
За оконный переплет.

А герань всё так же стоит на подоконнике, с любопытством выглядывая на поляну, скрытая от чужих глаз причудливыми переплетениями оконных рам.

Затем мы поднялись на второй этаж. Это были две просторных комнаты, в одной из которых стоял роскошный диван, подаренный Борису Пастернаку, но так и не ставший «своим»  в доме; вторая комната  была его кабинетом. Из его окон видна кладбищенская тропинка, по которой на Переделкинское кладбище однажды понесут самого поэта…

Трудно было сдержать слёзы, ведь голос экскурсовода, рассказывающего о трагических поворотах судьбы поэта, проникал в самое сердце.

Мы снова спустились на первый этаж и прошли в комнату, которая до болезни поэта была «рояльной»: почти всю её занимал огромный рояль, за которым практиковался Адриан Нейгауз, сын жены Пастернака Зинаиды Нейгауз.

В связи с тяжёлой болезнью Бориса Пастернака рояль передвинули в другую комнату, а в той поставили кровать, к которой рак лёгких приковал поэта в последние месяцы его жизни.

Сейчас над кроватью висит посмертный карандашный набросок – портрет поэта, а на аккуратно постеленном покрывале на кровати лежат букеты цветов – люди приносят их на каждую годовщину смерти поэта.

Для заключительной беседы мы прошли на веранду – просторную комнату необычной формы с плетёной мебелью и большими окнами. Казалось, всё это время за нами неотступно следовала душа поэта, своим незримым присутствием вызывая в наших душах трепет.

Дом стал музеем лишь в октябре 1984 года: до этого государство не считало гениального поэта достойным подобного памятника. Упоминания о поэте и его творчестве даже были исключены из школьной программы до 1989 года. 

Я благодарна людям, которые отвоевали этот дом и добились присвоения ему статуса музея, ведь нельзя просто так вычеркнуть из истории жизнь и творчество гения: это было бы воистину преступлением против собственной культуры.

После этой экскурсии творчество Пастернака приблизилось к нам: ведь, побывав в доме, где поэт жил и творил, где все вещи – подлинные и хранят в себе прикосновения рук поэта и его близких, по-другому смотришь на его поэтическое наследие: как будто бы изнутри, пытаясь, как и он сам, «дойти до самой сути». Поездка в Переделкино сделала тот день одним из самых необычных в моей жизни: никогда я не была так близко к сердцу поэзии. Теперь я знаю: её сердце будет биться, пока люди приносят цветы в дом поэта, пока строки его стихотворений живут на страницах книг и, что всего важнее, в нашей памяти. 

                                                                           

Надежда Ряжко

 

 

День четвертый

Музей-квартира Ф.М. Достоевского.

 

 

 

В  душной, многомашинной, многолюдной, огромной, вечно спешащей Москве встречаются и тихие, спокойные уголки. Одно из таких мест -  старая Божедомка, где находится Музей-квартира Ф.М. Достоевского. Он  расположен в северном флигеле ансамбля бывшей Мариинской больницы для бедных, построенного в 1806 году И. Жилярди и А.Михайловым в стиле позднего русского классицизма по проекту Д.Кваренги и являющегося замечательным памятником архитектуры. Больничный флигель предназначался под различные службы и казенные квартиры служащих больницы.

Семья лекаря М.А. Достоевского, отца будущего писателя, занимала на первом этаже небольшую квартиру из двух комнат, позднее расширившуюся. Ф.М. Достоевский, родившийся в противоположном флигеле, жил в этой квартире с 1823 по 1837 год. Он уехал в Петербург, когда ему не исполнилось и 16 лет.

 

Проведенные здесь годы - годы формирования его личности, накопления духовного опыта. Они подвели его к зрелому осознанию своего человеческого, а затем и писательского призвания - разгадывания "тайны человека". Духовные связи с Москвой отразились в его миросозерцании, творчестве. Московские реалии и прототипы узнаваемы в его произведениях.

 

 

музей очень хороший - скромный, маленький, уютный и симпатичный. Атмосфера там очень домашняя, посетителям всегда рады. В музее сохранены уникальные  вещи, принадлежавшие семье писателя,  старые издания книг. Вся обстановка того времени в точности сохранена. Сама квартира восстановлена на основе воспоминаний брата писателя А.М. Достоевского. Очень интересно заглянуть в ту эпоху. Увлеченно, буквально открыв рот, рассматриваешь предметы интерьера музея-квартиры: портреты родителей, ближайших предков и родственников Ф.М. Достоевского, бронзовые канделябры (из коллекции А.М. Достоевского)… А вот  первая в жизни Федора Михайловича книга  - «Сто четыре избранныя истории Ветхаго и Нового Завета»…

Также в состав мемориальной экспозиции входит и больничный коридор, в котором экспонируется ручка Достоевского, символизирующая его будущую писательскую судьбу.

 

 

вне стен мемориальной квартиры в музее организован лекционно-выставочный зал и экспозиция «Мир Достоевского», дающая представление о работе писателя. Здесь можно увидеть петербуржский письменный стол Достоевского, за которым написаны отдельные главы романа «Братья Карамазовы» и «Дневники писателя».

Ты просто заслушиваешься экскурсовода, так увлекательно рассказывающего о фактах из жизни Достоевского и его родственников.

После посещения музея остаются теплые и светлые воспоминания и только самые положительные эмоции. Советую посетить этот музей всем любителям творчества Фёдора Михайловича Достоевского!

 

 

Виктория Тапехина  


 

                     День пятый

 

 

 

 Дом-музей М.М.Пришвина

 

 

Музей-усадьба Михаила Михайловича Пришвина (1873-1954) расположен в 50 км от Москвы в деревне Дунино на живописном берегу Москвы-реки. У калитки дома-музея М.М.Пришвина нас встречает дружелюбный на вид пес Барик. Сам Пришвин очень любил собак и не представлял без них своей жизни, так что хранители музея решили продолжать эту традицию. С первого взгляда усадьба поражает обилием зелени, кажется, что находишься в райском саду.  Веранда дома окружена зарослями акаций, оттуда открывается прекрасный вид на цветники, яблоневый сад, липовую аллею и, конечно, главную достопримечательность сада - великолепную столетнюю пихту. Сам Пришвин писал: «Я открываю занавеску, как будто переворачиваю страницу самой захватывающей книги».

 

 

усадьбу Пришвин приобрел в 1946 году и проводил здесь каждое лето, вплоть до своей смерти в 1954 году. Уже с лета 1954 года его жена Валерия Дмитриевна решила приводить сюда людей, чтобы они могли увидеть, как жил писатель. Она внимательно следила, чтобы все вещи оставались на тех же местах, как и при жизни Пришвина. Именно поэтому усадьба до сих пор сохраняет живую и теплую атмосферу, словно хозяин дома только что вышел, на минуту разминувшись с гостями.

 

 

В доме 3 комнаты: столовая, кабинет и комната Валерии Дмитриевны, а также есть уютная веранда, которую больше всего любил Михаил Михайлович. Именно здесь он любил отдыхать от повседневной суеты ,а иногда и работать над своими произведениями, а вечерами наблюдал звездное небо. Столовая - самая большая и светлая комната в доме. Пришвин любил вставать очень рано, около 4-5 часов утра, чтобы увидеть «день, не замутненный обидами, ссорами и горестями», и именно в столовой он любил проводить утренние часы за работой над дневником.

Семья Пришвиных была очень гостеприимной, у них в доме бывали известный физик П.Л.Капица, живший по соседству, дирижер Е.А.Мравинский, пианистка М.В.Юдина и многие другие. На стенах столовой множество фотографий: Пришвин очень любил фотографировать. В кабинете писатель проводил долгие часы за работой, здесь находятся его принадлежности для фотографии и огромная библиотека. Из окон кабинета открывается прекрасный вид на еловую аллею, часть которой высадил сам Пришвин. Комната Валерии Дмитриевны Пришвиной отличается простотой и скромностью, под стать хозяйке. Михаил Михайлович в шутку называл ее «денщицкой», так как она предваряла его кабинет.

Михаил Пришвин любил наблюдать за природой, тонко подмечать каждую деталь, а такое огромное пространство его сада давало прекрасную возможность это делать. Так, во время дождя Пришвин сделал запись в своем дневнике, где сравнил трепетание листьев под дождем с Шопеном, невидимыми пальцами играющим на листиках тополя. Усадьба поражает своим невероятным уютом, теплотой обстановки, не удивительно, что гости так любили посещать дом Пришвиных.

Недалеко от дома есть гараж, где находится автомобиль Михаила Михайловича.

 

 

Полностью сохранившаяся обстановка дома, замечательный экскурсовод и что-то неуловимо пришвинское, витающее в воздухе, особая атмосфера дома и сада позволили нам полностью погрузиться в то время, прожить вместе с писателем маленький день, почувствовать атмосферу творчества, ведь именно эта усадьба была неиссякаемым источником творческого вдохновения для Пришвина.

                                                                               

Светлана Комнатная