Главная > Научная работа > Научная работа студентов > Молодежь III тысячелетия > 2012 г. - XXXVI Международная научно-практическая студенческая конференция «Молодежь третьего тысячелетия» > Филологическое образование: теория и практика > Тонких И.А. Формы и приемы комического в сказке М.Е. Салтыкова-Щедрина «Самоотверженный заяц»
     

АБИТУРИЕНТАМ

Филология Журналистика PR Библиотечно-информационная деятельность Туризм Магистратура
Филология Журналистика Реклама и PR Библ.-информ. деятельность Туризм Магистратура
     

Тонких И.А. Формы и приемы комического в сказке М.Е. Салтыкова-Щедрина «Самоотверженный заяц»


И.А. Тонких                                                             Научный руководитель

гр. ЯФС-701-О                                                        А.В. Ляпина

 

В 2011 году учащимся 9-х классов, участникам регионального этапа Всероссийской олимпиады школьников по литературе, для анализа была предложена сказка М.Е. Салтыкова-Щедрина «Самоотверженный заяц». Как показал анализ сочинений, старшеклассники, немного знакомые с произведениями сатирика, с трудом справились с заданием.  Многие  «буквально» истолковали смысл текста: «заяц смелый, мужественный, готов пожертвовать собой ради спасения друга»; «главной чертой зайца является верность данному слову»; «автор на стороне зайца».

Обращаясь к фольклору, писатель находил в нем прежде всего множество привычных для национального сознания образов: лиса – хитрость, заяц – слабость и трусость, волк – сила, хищничество, коварство, обман и т.д. Продолжая традиции Н.В. Гоголя, сатирик сосредоточил порок в людях «средних», ничем не примечательных, которые и скрывают за маской учтивости, скромности, благородства и даже рыцарства вялость и нерешительность натуры, неспособность к активным действиям. Прием оксюморона («самоотверженный заяц») помогает разоблачить рабскую покорность обывателей и их тайную надежду на снисходительность властей («вдруг волк возьмет да и помилует»).  Ведь свою участь быть съеденным заяц воспринимает как вполне естественную («сбегать жениться, да обратно, чтобы к волку на завтрак попасть»). Автор гиперболизирует трусость зайца и доводит ее до абсурда: «волк не велел», а он сам «дал слово».  Народно-сказочные элементы (условность времени и пространства, иносказательный язык, доступный демократическим слоям населения)  укрупняют масштаб художественного изображения, дают возможность увидеть за единичными явлениями события национальной жизни. Прием «реальной фантастики» (газета «Московские ведомости»), с одной стороны, возвращает чувство реальности, с другой –  выводит  на уровень философского обобщения. «Пафос автора вырастает из убеждения, что газета – это фабрика мифов, источник превратных представлений о мире и человеке» [Дмитренко 1998: 54] .

Следуя традициям своих предшественников, Салтыков-Щедрин использует ироническую  манеру повествования, в этом ему помогает разговорная речь и словесные формулы: «пуще»; «ждет, чай, его»; «подождала-подождала, слюбилась» и т.д. В его произведениях можно выделить различные виды иронического повествования, например, ироническое утверждение ( «я его вместо тебя съем; а коли воротишься – обоих съем, а может быть…ха-ха… и помилую») или ироническую похвалу («волк… с волчихой перешептывается: должно быть, зайца за благородство хвалят», «слово, вишь, дал, а заяц своему слову - господин»), или  ироническую  характеристику («бедняга, осужденный, умен был косой»),  притворное сочувствиеДумает это бедняга и слезами захлебывается», «Вот они, заячьи-то мечты!»)

Щедрин использует и такое средство создания комического, как гротеск: «Бежит, земля дрожит. Гора на пути встретится – он ее «на уру» возьмет; река – он и броду не ищет, прямо вплавь так и чешет; болото – он я пятой кочки на десятую перепрыгивает». 

Комический эффект достигается соединением  высокого, книжного стиляволчье око», «приговоренного и лишению живота посредством растерзания») и просторечного («зачахла», «сердце закатится», «неужто», «кабы» и др.). Частотна уменьшительно-ласкательная лексика: «головка», «заинька», «ушки» и др.

Одним из приемов комического в сказках является перечисление несоотносимых явлений, действий как однородных: «в тридевятое царство поспеть надо, да в баню сходить, да жениться».

Таким образом, последовательное освоение средств и приемов комического изображения обеспечивает вхождение школьников в особый мир смеховой культуры, создает условия для овладения гуманными способами разоблачения несообразностей, нелепостей человеческой жизни, расширяет поле их интеллектуальной деятельности.